Норма Декрета от
23.11.2017 N 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет N 7) — к субсидиарной ответственности можно
привлечь только за умышленные виновные действия, действительно работает.

Так,
собственник имущества юрлица, признанного экономически несостоятельным
(банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель
юрлица, имеющие право давать обязательные для этого юрлица указания либо
возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную
ответственность при недостаточности имущества юрлица в случае, если
экономическая несостоятельность (банкротство) юрлица была вызвана виновными
(умышленными) действиями таких лиц (подп. 5.6 п. 5 Декрета о развитии
предпринимательства).

Рассмотрим
пример из судебной практики.

19.09.2019 экономический суд Гомельской области рассмотрел материалы дела по иску УП «Т» к Е. и Ю. о взыскании с них солидарно 87 796 бел. руб. 53 коп. в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия.

Позиция Истца

Представитель истца в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении, указав на наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчиков как лиц, имеющих право давать обязательные для юрлица указания либо иным образом определять его действия, и последствиями в виде признания должника банкротом. В дополнении к исковому заявлению истец указал, что банкротство основного должника было вызвано умышленными действиями ответчиков, выразившимися в непринятии мер по своевременному погашению просроченных процентов и иных долгов по кредитному договору. Согласно акта налоговой проверки в Заключении в п. 3 указаны виновные лица в допущении нарушений налогового законодательства Е. и Ю. В качестве правового обоснования заявленных исковых требований истцом были указаны ч. 2 ст. 11 Закона о банкротстве, подп. 5.6 п. 5 Декрета о развитии предпринимательства.

Позиция Ответчиков

Ответчики исковые требования не признали по основаниям, изложенным в письменных отзывах на иск, ввиду не совершения ими каких-либо умышленных действий, приведших к банкротству основного должника, банкротство основного должника наступило по причине того, что все денежные средства, поступающие на счет Должника, направлялись на погашение задолженности по кредитам и отсутствия у должника вследствие этого достаточных оборотных средств для расчета с кредиторами. Указали, что в целях оздоровления финансового состояния и предотвращения банкротства предприятия учредителем было принято решение о продаже недвижимого имущества и направлении вырученных денежных средств на расчетный счет предприятия для погашения существующей просроченной  задолженности по кредитам.

Выводы суда

Исследовав и оценив в порядке ст. 108
ХПК представленные сторонами в обоснование своих доводов и возражений
доказательства, а также исходя из достаточности и взаимной связи всех
доказательств в их совокупности, установив все обстоятельства, входящие в предмет
доказывания и имеющие значение для правильного разрешения спора, изучив
материалы дела о банкротстве УП «Т» экономического суда, суд пришел к
выводу, что заявленные исковые требования не подлежат удовлетворению исходя из
следующего.

УП «Т» зарегистрировано
решением Гомельского облисполкома от 21.11.2005, о чем внесена запись в ЕГР.

Учредителем и собственником имущества УП
«Т» является Е.:

Руководство организацией, бухгалтерским
и налоговым учетом осуществляли:

— директор Ю. (с момента государственной
регистрации по 10.08.2014);

— директор Е. (с 11.08.2014 по дату открытия
конкурсного производства — 18.09.2018).

По
заявлению должника УП «Т» экономический суд определением от 18.09.2018
по делу о банкротстве открыл в отношении УП «Т» конкурсное
производство, управляющим в производстве по делу назначил ИП «И».

Решением
экономического суда от 21.01.2019 УП «Т» признано банкротом и в
отношении его открыто ликвидационное производство. При этом включенные в реестр
требования кредиторов в общей сумме не могли быть удовлетворены по причине
отсутствия у должника достаточных для этого денежных средств и иного имущества.
Согласно заключению антикризисного управляющего с 2018 года предприятие не
осуществляло деятельность. Размер кредиторской задолженности — 87 796 бел. руб.
53 коп. Активы должника составили 0 бел. руб., в том числе дебиторская
задолженность — 0 бел. руб.

Лицо,
которое в силу учредительных документов юрлица выступает от его имени, должно
действовать в интересах представляемого им юрлица добросовестно и разумно (п. 3
ст. 49 ГК).

Текущее
руководство деятельностью общества осуществляет исполнительный орган общества —
директор (ч. 2 п. 1 ст. 90 ГК).

Исполнительный
орган осуществляет текущее руководство деятельностью организации, неся при этом
ответственность за последствия принимаемых решений и совершенных деяний.

Если
экономическая несостоятельность (банкротство) должника-юрлица вызвана
собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том
числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника
указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то
такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами
солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника (ч. 2
ст. 11 Закона о банкротстве).

В
то же время императивной нормой подп. 5.6 п. 5 Декрета о развитии
предпринимательства установлено единственное основание для привлечения к
субсидиарной ответственности при недостаточности имущества юрлица-банкрота —
совершение указанными в данной норме лицами виновных (умышленных) действий,
вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство) юрлица. С учетом
буквального толкования подп. 5.6 п. 5 Декрета о развитии предпринимательства возможность
привлечения к субсидиарной ответственности при недостаточности имущества
юрлица-банкрота по иным основаниям исключается.

Оценив
представленные по делу доказательства в их совокупности, экономический суд
пришел к выводу, что доказательства совершения ответчиками виновных
(умышленных) действий, состоящих в прямой и непосредственной
причинно-следственной связи с банкротством основного должника, экономическому
суду не представлены и в материалах дела отсутствуют.

Факт
наличия у ответчиков умысла на совершение действий, повлекших банкротство
основного должника, судом не установлен.

Суд
констатировал, что истцом не представлены доказательства совершения ответчиками
противоправных умышленных действий по выводу активов должника либо иных
умышленных действий, непосредственно направленных на возникновение устойчивой
неплатежеспособности должника как таковой.

Таким
образом, суд пришел к выводу о том, что правовые основания для привлечения
руководителя и участников должника к субсидиарной ответственности за совершение
неумышленных (неосторожных) действий либо за бездействие, даже если данные
деяния повлекли за собой банкротство должника, отсутствуют.

С
учетом анализа совокупности представленных по делу доказательств экономический
суд пришел к выводу о том, что факт наличия у ответчиков умысла на совершение
противоправных действий, повлекших банкротство должника, истцом не доказан и
судом не установлен.

Экономический суд констатировал, что доказательства совершения ответчиками виновных (умышленных) действий, состоящих в прямой и непосредственной причинно-следственной связи с банкротством основного должника, экономическому суду не представлены и в материалах дела отсутствуют. Сведения о совершении ответчиками таких действий суду также не представлены.

Наличие оснований для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности по заявленному истцом требованию в данном конкретном случае экономическим судом не установлено, в том числе с учетом всех фактических обстоятельств дела и правовой оценки сложившихся правоотношений. С учетом изложенного исковые требования экономический суд признает необоснованными и не подлежащими удовлетворению в полном объеме.

Таким образом, на основании вышеизложенного суд отказал в удовлетворении заявленных исковых требований